Музыкальная школа была основана в 1947 году (в этом году (пост 2017 г.) — Юбилей!).
И первым директором стала Анна Яновна Зельд.
На фото 1947 года: Анна Яновна Зельд с самыми первыми учениками музыкальной школы.
В честь сестер Зельд (Анны и Веры) названы главные героини в «Гранатовом браслете» А. И. Куприна.
С писателем сестры Зельд познакомились в 1909 году — как раз в то время, когда А. И. Куприн работал над повестью…
Более подробно об этом здесь http://www.proza.ru/2014/12/04/1870

Ещё о сёстрах Зельд — комментарии Сергея Кронберг и Талгата Эфенди, а также в статье Дины Хакимовой:

«Девичья фамилия Анны Яновны была Франкевич, родилась она в Польше, по разным сведениям или в 1890 г., или в 1898 г., папа — инженер, мама — музыкальный работник. Вместе с сестрой Вероникой получила прекрасное образование, великолепно пела, знала три языка. В 1909 году вместе с мамой сестры выехали в Европу, Италию, Австрию, Францию. Во Франции семья Франкевич познакомилась с Александром Куприным. Александр Иванович был просто очарован талантами сестер, много времени проводил вместе с ними. В этот период Куприн задумывался над поначалу рассказом «Гранатовый браслет», который впоследствии расширился до прекрасной повести. В память о сестрах Куприн дал их имена главной героине повести Вере Николаевне Шеиной и ее сестре Анне, и впоследствии подарил им книгу с надписью: «Милым Вере и Анне в память о нашей встрече. А. Куприн.» Эта книга хранилась в Чистополе, где она сейчас, наверное можно узнать. После революции сестры оказались в России, в 1937 г. муж Анны Яновны был арестован и расстрелян, а она сама осуждена на 10 лет. После ссылки Анна Яновна приехала в Чистополь, так как ей запрещено было возвращаться обратно в Казань и дальнейшую историю уже все знают.»

«Как-то Анной Яновной интересовался вскользь.
Есть очерк… на это и ориентировался.
Но там есть неточности. Как оказалось.
Ну вот — по случаю — немножко поинтересовался.
Сестры Анна и Вероника — урожденные Францкевич — польки.
Дата рождения — 1898 или 1899.
Книга памяти указывает и на 1898 г. и на 1899 г.
Место рождения — Польша, Ломжинская губерния, дер. Новоград.
Потом — под одним сведениям — жили в Красноярске.
Там же было много поляков во времена Гражданской и после.
Анна — преподаватель музыки.
Вероника — певица.
С 26 июля 1920 год Анна и Вероника находятся под домашним арестом за укрывательство польского офицера и осуждаются на 2 года.
Но 6 ноября 1920 года амнистируются.
И переезжают в Казань.
По данным в Казани — у них уже дата рождения 1898 год. Думаю — просто переправили…
Быстро выходя замуж. По понятным причинам. Думаю тогда же и переправляют дату рождения.
Анна (по мужу — Зельд, Зельд Евгений Людвигович, венгр) — работает педагогом по вокалу в татарском радиокомитете
Вероника (по мужу — Зиминская, Зиминский Петр Григорьевич) — работает зам.директора по художественной части в Доме научных работников.
Потом 1938 г. Анну, Веронику и Евгения Зельд — ссылают в Воркуту на 10 лет.
После освобождения сестрам запрещено жить в Казани, потому выбирают Чистополь.
Евгений Зельд — был растрелен в ссылке.
То ли по разнорядке… то ли еще как…
Дальше жизненный путь Анна и Вероники в Чистополе связана с Музыкальной школой.
..
И вот что удивительно — и здесь действующим лицом оказывается Михаил Филиппович Плинер.
Музыкальная школа (и трудоустройство сестер) появляется, в том числе, и стараниями Михаила Филипповича.»

Комментарий Ольги Венидиктовой:

«Первыми педагогами были:
Анна Яновна Зельд,
Вероника Яновна Зиминская,
Ольга Павловна Охотина,
Евгения Петровна Чистик,
Иван Иванович Русов,
Александр Васильевич Михайлов,
Елена Васильевна Белоусова.
Трудностей в работе было немало…
Но педагоги подходили к воспитанию юных музыкантов творчески, вдумчиво.»

 

     Две статьи Сергея Кронберга из группы «Чистополь — прошлое и настоящее» (открыта 6 апреля 2021 г.):



       Ещё один пост Сергея от 25 декабря «Удача года»:

         Год назад я писал о двух удивительных женщинах, волею судьбы оказавшихся в маленьком провинциальном городке под названием Чистополь. Запрет на проживание в областных центрах после отбытия срока заключения в очередной раз круто изменил их жизнь. У обеих бывших заключенных было прекрасное музыкальное образование, обе они работали до лагеря и музыкальными педагогами, и вокалистками, так что их квалификация и организационный талант помогли создать в Чистополе музыкальную школу. Мало того, Анна Яновна Зельд, а я говорю о сестрах Анне Яновне Зельд и Веронике Яновне Зиминской, так вот, Анна Яновна стала первым директором этой музыкальной школы. Об этих интеллигентнейших дамах Виктор Штода когда-то написал очерк «Сестры Зельд», который и послужил толчком и основой моей предыдущей статьи. Но все это время, мне не давали покоя некоторые нестыковки в его рассказе, расхождения с немногими доступными документами о осуждении сестер. А история знакомства двух девушек с уже известным в то время писателем Александром Куприным, близкого до такой степени, что Куприн, очарованный их красотой и талантом, назвал героинь своей повести «Гранатовый браслет» Анной и Верой в память о этих встречах, да еще и прислал им впоследствии книгу с дарственной надписью, казалась и вовсе невероятной. Но вот некоторое время назад фортуна сжалилась надо мной.

      Как-то на одну из моих публикаций по истории Чистополя пришел лайк от Аниты Францкевич. Фамилия не часто встречающаяся, и я послал наудачу запрос, не имеет ли отношение эта девушка к Анне Яновне и Веронике Яновне в девичестве Францкевич, работавших в Чистополе музыкальными педагогами. И, о, чудо, она оказалась правнучкой брата Анны и Вероники Францкевич — Владислава. Дальше я уже познакомился с ее мамой Ядвигой Владиславовной, и вот она-то и рассказала удивительную историю семьи Францкевич.

       Сестры-близнецы Анна и Вероника родились в 1898 году в местечке под названием Новоград Ломжинской губернии Царства Польского и Российской империи. Родители служили в костеле и частенько брали детей на службу, зародив у девочек любовь к музыке и пению. Старшая сестра мамы близняшек, тетушка Марцилина, была замужем за крупным предпринимателем из Казани, миллионером, подтвердились сведения о его богатом загородном поместье. Кроме того, семье принадлежали два дома в Казани, в одном они жили, а другой сдавали внаем. К несчастью, родная дочь Марцилины Адамовны умирает от скоротечной чахотки и тетушка упросила сестру привезти ей своих детей под обязательство дать им хорошее образование и обязалась воспитывать их в католической религии. Так в далеком 1901 году Анна и Вероника вместе со своими братьями Владиславом и Николаем и старшей сестрой Ядвигой оказались в Казани.

        Достаток в семье Марцилины Адамовны позволял содержать и детей, и их нянечку, и гувернантку. Тетушка Марцилина сдержала слово, все дети получили прекрасное образование, знали по нескольку языков, выезжали за границу для обучения музыки и вокалу. Во время одной из поездок и произошло знакомство с будущим автором «Гранатового браслета» Александром Ивановичем Куприным. Ядвига Владиславовна подтвердила, что девочки были лично знакомы с известным русским писателем и состояли с ним в переписке. По воскресеньям тетушка приводила детей в костел, в тот самый, что и поныне стоит на пересечении улиц Толстого и Горького. И как же причудливы повороты истории. В 1921 году в храме были реквизированы все ценности, а в 1927 году костел и вовсе был закрыт. После периода запустения здание передали Казанскому авиационному институту, и в центральном нефе храма была установлена аэродинамическая труба. И вот я, уже в 70-е годы, будучи студентом пятого фака КАИ, заходил в «четвертое» здание, полюбопытствовать на это интересное сооружение. Мог ли я знать тогда, что по тем же ступеням поднимались в храм и сестры Анна и Вероника Францкевич.

       Дальше, как говорилось в одном известном советском фильме, «к власти пришел гегемон, и все пошло прахом». В 1918 году Народная армия КомУча взяла Казань, установив ненадолго прежнюю власть, но вскоре была вынуждена покинуть город. Вместе с отступающей армией на восток двинулись Анна и Вероника Францкевич. Их братья Николай и Владислав остались в Казани. Николай, как пишет Ядвига Владиславовна, все Гражданскую войну метался между «красными» и «белыми». Он был человеком необычайной силы, мог в одиночку приподнять трамвайную конку. Знал несколько языков, играл на фортепьяно. Владислав, младший из Францкевич работал артистом в Госцирке, выступал на арене в качестве борца, в те времена это было в цирковых традициях. Самая старшая из Францкевич, Ядвига, вернулась из Казани в Польшу.

       Дальше начинается тяжелая, но такая обычная для представителей дворянского общества, страница жизни семьи Францкевич. К весне 1920 года Анна Яновна с Вероникой Яновной с эшелонами белочехов добрались до Красноярска и нашли, что совершенно невероятно для того времени, работу: Анна работала педагогом, музыкальным работником, Вероника — артисткой, певицей, так по крайней мере записано в материалах их дел. 26 июля 1920 года за сокрытие проживавшего в их доме польского офицера обе они были осуждены на 2 года исправительно-трудовых лагерей. Но сестрам повезло — 6 ноября того же года сестры были амнистированы и, вскоре, поспешили вернуться в Казань. Дом, в котором они провели детство, уже был «уплотнен». Николай работал шофером, Владислав ездил с цирком по гастролям, сестер встретила их гувернантка, которую все звали Феничкой. До революции у Фенички был жених, офицер, погиб на Первой Мировой. Феничка замуж так и не вышла, прожила вместе с сестрами всю оставшуюся жизнь.

       В 1931 году за контрреволюционную деятельность был арестован Владислав, однако дело вскоре было прекращено. Вторично Владислава арестовали 22 марта 1938 года. Ему предъявили обвинение в шпионаже, распространении провокационных слухов и в восхвалении государственного строя буржуазной Польши. Приговор особой «тройки» — 10 лет ИТЛ. В лагере заболел туберкулезом, типичная судьба голодных, оборванных заключенных, был актирован по болезни, прислал письмо, что едет домой, но так и не доехал, умер по дороге. Оставил после себя четверых детей.

     Николая арестовали 16 марта 1938 года, к этому времени он работал мастером в «Утильзаге». Обвинение стандартное — шпионаж, повстанческая агитация. Приговор — ВМН, высшая мера наказания. Расстреляли его в Казани 27 июня 1938 года. Семейная легенда говорит, что Николая заставили самому рыть себе могилу. Эксперты уверены, что вряд ли, не могло быть такой роскоши. Тем летом расстреливали десятками, если не сотнями, хоронили, чаще всего в общих могилах на Архангельском кладбище, если не успевали хоронить — сжигали тут же в крематории на территории НКВД, а пепел бочками вывозили на катере и высыпали в Волгу.

       Старшая, Ядвига, что вернулась в панскую Польшу, тоже была арестована, интернирована вместе с мужем во время Освободительного Польского похода Красной Армии 1939-го года. С этапа пришло только одно письмо. Дальнейшая их судьба, как и судьба их детей, неизвестна, но предсказуема.

        Однако, вернемся к Анне Яновне и Веронике Яновне. Обе сестры по приезду в Казань закончили Восточный музыкальный техникум, так с 1922 года называлось Казанское музыкальное училище, через какое-то время вышли замуж, Анна — за Евгения Людвиговича Зельд, венгра по национальности, в его деле будет написано — мадьяр, Вероника — за Зиминского Петра Григорьевича, бухгалтера. Нашли работу — талант не может пропасть, на дату очередного ареста Анна Яновна работала педагогом по вокалу в Татарском радиокомитете, а Вероника Яновна была заместителем директора по художественной части Дома научных работников. Как же все близко к зданию к тому времени уже бывшего костела, и жили они тоже где-то поблизости. Арестовали сестер 17 марта 1938 года. Анне Яновне инкриминировали «участие в белой армии, организацию бывших иностранцев для борьбы против Сов. власти», Веронике Яновне, практически то же самое — «участие в белой армии, деятельность среди иностранных подданных против Сов. власти». 24 июня того же года обе они были осуждены Особым совещанием НКВД СССР на 10 лет ИТЛ с последующим поражением в правах, так называемые, «5 лет по рогам». Мужей их тоже не забыли. Евгений Людвигович к тому времени работал инженером-конструктором в проектном бюро 124-го завода, будущий авиационный завод. Арестован в один день с женой, 17-го марта 1938 года как «участник шпионско-диверсионной организации, занимался дискредитацией политических прав в национальном вопросе». Осужден тем же Особым совещанием в тот же день, что и сестры — 24 июня 1938 года, наверное, одним списком шли, на те же 10 лет ИТЛ. В его деле есть и вторая дата осуждения — 24 мая 1940 года, видимо довесили за какую-то провинность. Но дожить до освобождения Евгению Людвиговичу не удалось, он умер в лагере 4 ноября 1943 года. Мужа Вероники Яновны, Зиминского Петра Григорьевича арестовали 27 апреля 1938 года по обвинению в «службе у Колчака и желании бежать за границу». 28 сентября Особое совещание выписало ему 8 лет ИТЛ, 7 мая 1944 года он был освобожден по болезни, читай — выпущен умирать на воле.

      В 1948 году Анна Яновна, отсидев свою «десяточку» приехала в провинциальный Чистополь, Казань-то у нее была под запретом. Чем руководствовалась она при выборе места жительства — неизвестно, наверное, просто хотела поселиться поближе к Казани. Не знаю, как ей, но Чистополю очень повезло, в город приехала умная, интеллигентная женщина с огромным опытом выживания, педагогическим талантом, прекрасным музыкальным образованием и великолепными вокальными данными. Ну, да, как все это применить, если поначалу бывшая з/к смогла устроиться только санитаркой в туберкулезном диспансере. Но, свет не без добрых людей. В этот год в Чистополе в очередной, уже четвертый раз пытались создать музыкальную школу, и заместитель директора часового завода Михаил Филиппович Плинер, сумел убедить руководство города разрешить Анне Яновне работать на музыкальном поприще. Школу удалось организовать, в чем немалая заслуга Анны Яновны Зельд, недаром ее вскоре назначили первым директором чистопольской музыкальной школы. Но об этом этапе ее жизни уже писало немало людей, и я в том числе.

        Надо еще сказать, что Анна Яновна вряд ли дожила бы до освобождения, лагерные работы были, как правило, непосильны женщинам, а Устьвымлаг один из самых суровых мест отбытия заключения. Но сестрам, а Вероника Яновна попала в один лагерь с сестрой, сестрам встретился человек, который помог им выжить. Это начальник медсанчасти лагерного пункта №1 в поселке Вожаель Андрей Андреевич Иванов. В прошлом врач, работавший психиатром в Москве, как он оказался вольнонаемным в этой глуши — неизвестно, скорее всего не по своей воле, но он выписал Анне Яновне фиктивную справку о заболевании туберкулезом, и Анну Яновну перевели на легкие работы. Так ей удалось дотянуть до освобождения. Но, видимо, слишком многие заключенные в этом лагерном пункте «болели туберкулезом», и Андрея Андреевича в марте 1951 года осудили и приговорили к ссылке на поселение в Коми АССР под надзор органов МГБ. Лишь в 1953 году после знаменитой амнистии, Андрей Андреевич вместе с оставшейся с ним Вероникой Яновной приехали в Чистополь. Вероника Яновна стала преподавать в музыкальной школе, а Андрей Андреевич долгое время работал терапевтом в Чистопольской больнице.

       Анне Яновне вскоре выделили две комнатки в бывшем купеческом особняке и она смогла забрала из Казани свою бывшую гувернантку Феничку с племянником Владиком. У Анны Яновны и Вероники Яновны не было своих детей, но они еще да ареста, проживая в Казани, взяли на себя заботу о племянниках Владике и Стасике, сыновьях Владислава, который часто был на цирковых гастролях. Затем в семье последовали аресты, и подростки остались на попечении Фенички. Судьба их тоже была не проста, в конце концов Владик осел в Москве, а Стасик умер от врожденной болезни сердца в пути к месту службы, когда его призвали в армию, врачи как-то не заметили порока сердца.

       Кроме руководства музыкальной школой, Анна Яновна преподавала также и в Чистопольском педагогическом училище, а вскоре организовала и вечернее отделение вокального и хорового пения. В 60-е годы вместе с Вероникой Яновной ставила на сцене клуба Чистопольского часового завода оперы и оперетты, в которых блистали ее ученики, а с «Евгением Онегиным» даже выезжала на гастроли со своим коллективом. Всю свою жизнь Анна Яновна отдала воспитанию и образованию, хотел написать молодого поколения, но, нет, музыкальное образование мог получить и получал тогда любой человек, увлекающийся музыкой, пением и театром, независимо от возраста.

P.S.

         Прочувствуйте музыку польских имен, которые носили и до сих пор носят представители старого дворянского рода Францкевич — Адам, Марцилина, Ян, Вероника, Владислав, Анетта — это имя дали Анне Яновне при рождении, Ядвига, Людгарда, Вацлав, Станислав, Анита, а еще оцените, что фамилия Францкевич не утерялась в лихие годы, а бережно передается из поколения в поколение.

P.P.S.

     Со многими жителями нашего Чистополя довелось мне говорить, разыскивая информацию о сестрах Францкевич. Кто-то учился в музыкальной школе, к кому-то Анна Яновна приходила на дом — в 60-е годы было модно учить своих детей музыке, и все, как один, высказывали сожаление, что Чистопольской музыкальной школе присвоили имя Софьи Губайдуллиной, несомненно удивительному, талантливому, самобытному, в чем-то ломающему стереотипы о симфонической музыке композитору, родившейся в нашем городе, но прожившей в нем всего лишь семь месяцев, а не женщине, во многом являвшейся образцом несгибаемого человеческого характера, женщине, так много сделавшей для становления музыкального образования в нашем городе, женщине, которая сделала доступными для горожан лучшие творения советских и российских композиторов, поставив на чистопольской сцене популярные оперы и оперетты — Анне Яновне Зельд (Францкевич). Думаю, что горожане меня поддержат в предложении к муниципальной власти о установке на доме по К. Маркса, 20, где получила первое жилье Анна Яновна, памятной доски с ее именем.

Внизу справа Вероника Яновна, Феничка, Анна Яновна. Вверху девочка ч косичками Людгарда, правее Вацлав — дети Владислава Яновича:

Анна Яновна с племянником Владиславом и племянницей Людгардой:

Ядвига Яновна с мужем:

Самый загорелый — Владислав Янович, артист цирка, борец, брат Анны Яновны:

Феничка, гувернантка Анны и Вероники:

Андрей Андреевич Иванов:

Анна Яновна (слева) и Вероника Яновна возле дома Вероники Яновны в Чистополе:


 

К юбилею Музыкальной школы ( 70 лет ).
На фото 1956 года — преподаватели школы.
Строгие.
И не очень строгие:


К юбилею музыкальной школы.
Преподаватель Иван Иванович Русов (класс баяна-аккордеона)
с учениками.
1956 год:


К юбилею музыкальной школы.
Фото 1948 года — А. Я. Зельд с учениками и выступление хора:


К юбилею музыкальной школы.
Преподаватель Борис А. Бриккер, ученица — Люба Полекова.
Фото 1963 года:


К юбилею музыкальной школы.
В 1954 году состоялся первый выпуск в Чистопольской музыкальной школе.
О чем заметка в газете «Сталинский путь» и фото:


К юбилею Музыкальной школы.
На фото 1956 года — преподаватель А. В. Михайлов и
юный скрипач Коля Селезнев:

Заметка в газете — 1954 г.:


К юбилею Музыкальной школы.
Музыка — это, разумеется, важно.
А даже — очень.
Но у мальчишек футбол был не менее важен.
На фото 1954 года — преподаватель А. В. Михайлов с учениками:


К юбилею Музыкальной школы.
Статья из газеты «Сталинский путь» и фото 1954 года:


К юбилею Музыкальной школы.
Заметка в газете и фото 1956 года:


К юбилею Музыкальной школы.
Фото и заметка в газете — 1958 год:


К юбилею Музыкальной школы (Школы искусств имени Софьи Губайдулиной).
Учащаяся Школы искусств Олеся Ермакова читает
Софье Губайдулиной посвященные ей стихи — 3 ноября 2016 года:


К юбилею Музыкальной школы.
1955 год — фото и заметка в газете «Сталинский путь»:


К юбилею Музыкальной школы.
Преподаватель по классу баяна Иван Иванович Русов — фронтовик.
Участвовал в боях за освобождение Украины, Бессарабии,
Румынии и Венгрии в составе 2-ого и 3-ого Украинских
фронтов.
Был ранен.
Вернулся в звании лейтенанта.
Награжден Орденами Отечественной войны I-ой II-ой степени
и медалями:


К юбилею Музыкальной школы.
На фото 1958 года — преподаватели Анна Яновна Зельд, Вероника Яновна Зиминская с учениками:

заметка из газеты «Ленинский путь» (1958):


К юбилею Музыкальной школы.
Софья Губайдулина в окружении преподавателей Чистопольской Школы искусств имени Софьи Губайдулиной — 3 ноября 2016 года:


Анна Яновна Зельд — основатель и первый директор музыкальной школы г. Чистополя.
Фото 1956 года (см. комментарии):


Празднование Нового года в музыкальной школе, 1958 год:


Музыкальная школа. Второй год обучения.
На фото — Вероника Яновна Земинская с учениками.
1948 год:


Музыкальная школа. 1949 год.
Не получается у меня подписать фотографию.
Не могу определить — кто на снимке.
Может быть — общими усилиями?:


Чистопольская музыкальная школа.
Обучение игре на гитаре.
Фото 1949 года.
Фамилию преподавателя не знаю.
Возможно, кто и поможет…


Первый директор Музыкальной школы
Анна Яновна Зельд ведет занятие с ученицами.
Фото 1950 года:


Первый директор Музыкальной школы
Анна Яновна Зельд ведет занятие с учениками.
Фото 1952 года:


Музыкальная школа.
Анна Яновна Зельд с учениками (слева — Леонид Агеносов).
Фото 1953 год:


Музыкальная школа.
Заметка в газете «Сталинское Знамя».
1952 год:


Музыкальная школа.
Выпускники класса фортепиано (руководитель Анна Яновна Зельд).
Фото 1956 года (см. комментарии):


Музыкальная школа.
Фото и заметка в газете 1953 года:


Музыкальная школа.
Преподаватель И. И. Русов ведет занятие по классу баяна.
Фото и заметка в газете — 1953 года:


Музыкальная школа.
Фото 1954 года:



Музыкальная школа.
Фото 1952 года:


Музыкальная школа.
Заметка в газете «Сталинский путь» — 1952 г.:


Музыкальная школа.
Фото и заметка в газете — 1954 год:


Музыкальная школа.
Заметка в газете — 1954 год:


Музыкальная школа.
Фото 1956 года:


Музыкальная школа.
Фото 1956 года (см. комментарии):


Музыкальная школа.
Заметка в газете — 1955 год:


Музыкальная школа.
Фото и заметка в газете — 1956 года (преподаватель Гаврилова Тамара Константиновна, см. комментарии):


Музыкальная школа.
Заметка в газете «Чистопольский рабочий» — 1956 год:


Музыкальная школа.
Фото 1958 года:


Музыкальная школа.
Заметка в газете — 1958 г.:


Музыкальная школа.
Фото 1957 года:


Музыкальная школа.
Фото 1957 года:


Музыкальная школа.
Хор.
Фото 1967 года:


Музыкальная школа.
Преподаватель — Алевтина Александровна Трошина.
Ученица — Тамара Сметанина.
Фото 1970-е:


Музыкальная школа.
Хор.
Фото 1960-е:


Музыкальная школа.
Класс аккордеона.
Фото 1963 года (см. комментарии):


Музыкальная школа.
Преподаватель Галина Просвиркина:


Музыкальная школа.
Класс баяна.
Фото 1969 года:


Музыкальная школа.
Класс баяна.
В то время — супер-популярный инструмент.
Фото 1960-е:


Вот в газетной вырезке 1963 года есть добрые слова и о Мише Панфилове — отличился на баяне…
Уверен, многие его помнят.
В 1973-74 гг. — довелось вместе поиграть практически в первом составе «Фантазии».
Да-авно это было..:


Это было совсем недавно…
Фото — 14 сентября 2015 года (см. комментарии):